Преподобный Серафим Вырицкий

С Гатчинской епархией неразрывно связано имя преподобного Серафима Вырицкого

Преподобный Серафим Вырицкий (в миру Василий Николаевич Муравьёв) родился 31 марта 1866 года в деревне Вахромеево Ярославской губернии, в семье истинно верующих, благочестивых крестьян – Николая Ивановича и Хионии Алипьевны Муравьёвых. Девяти лет от роду мальчик лишился отца, а в десятилетнем возрасте, по приглашению односельчанина, уехал в Санкт-Петербург на заработки. Отрок получил работу рассыльного в одной из лавок Гостиного двора. С первых же шагов Василий проявил такое усердие, исполнительность и старательность, что заслужил полное доверие хозяина. В дальнейшем владелец конторы, где работал мальчик, стал поручать ему все более и более сложные дела, которые Василий всегда выполнял с усердием и в срок.

Однако, находясь под влиянием часто читавшихся в семье житий древних подвижников, Василий носил в своём сердце тайное, но неугасимое стремление к монашеской жизни. Однажды, когда ему было около четырнадцати лет, он в горячем порыве пришёл в Александро-Невскую лавру и поведал безызвестному нам старцу-схимнику о своём заветном желании. В ответ Василий услышал наставление, оказавшееся пророческим: до поры оставаться в миру, творить богоугодные дела, создать благочестивую семью, воспитать детей, а затем, по обоюдному согласию с супругой, принять монашество. Вся дальнейшая его жизнь в миру стала подготовкой к жизни иноческой.

Свободное время Василий делил между молитвой, чтением душеполезных книг и самообразованием. Обладая хорошими математическими способностями, Василий быстро овладевал коммерческими дисциплинами. Хозяин Василия высоко ценил нравственные и деловые качества своего работника — необычайное трудолюбие, исполнительность и несомненный коммерческий талант. Когда Василию исполнилось 16 лет, он назначил юношу на должность приказчика, а еще через год Василий Николаевич стал старшим приказчиком. В будущем же владелец конторы возлагал на него надежды как на компаньона. Это был удивительный и редчайший случай, ибо для того чтобы дослужиться до старшего приказчика, обычно требовалось не менее 10 лет.

По служебным делам молодому приказчику приходилось выезжать в Москву, неизменно бывал он и в обители Преподобного Сергия Радонежского. Здесь Василий Николаевич познакомился с известным духовником своего времени, старцем Варнавой Гефсиманским. Их духовное общение продолжалось около 20 лет. По благословению отца Варнавы Василий постоянно совершенствовал себя в чтении молитвы Иисусовой, всё время старался блюсти чистоту ума и противостоять греховным помыслам, а его духоносный наставник всегда помогал ему советами и святыми молитвами, оберегая молодого подвижника от мирских соблазнов и готовя его ко вступлению в будущем на иноческий путь.

Пока же Василию необходимо было выбрать себе спутницу жизни. Ею стала Ольга Ивановна, с которой в 1890 году по благословению отца Варнавы Василий и обвенчался.

Обладая большим опытом и имея прочные торговые связи, в 1892 году Василий Николаевич открыл собственное дело: организовал контору по заготовке и продаже пушнины. Значительная часть товара поставлялась за границу — в Германию, Австро-Венгрию, Англию, Францию и другие страны. Имея незаурядные способности, Василий Николаевич, тем не менее, не стремился к богатству и мирским почестям. Торговая деятельность была для него не способом умножить капитал, а необходимым средством для оказания помощи Церкви и ближним. В семье Муравьёвых уже тогда сложился обычай — после литургии в дни больших праздников в доме накрывали многие столы с самыми разнообразными кушаньями и зазывали с улицы на трапезу всех неимущих. После чтения «Отче наш» Василий Николаевич обычно произносил небольшую речь, рассказывая историю и смысл наступившего праздника, а затем поздравлял всех, кто пришёл под кров его дома. После трапезы хозяин всегда благодарил присутствующих за то, что они посетили его дом. На дорогу супруги обычно щедро наделяли гостей деньгами, вещами, продуктами и приглашали к следующему празднику.

В 1895 году в их семье родился сын Николай, а затем появилась на свет и дочь Ольга. Однако последняя отошла ко Господу еще младенцем, и после её кончины по обоюдному согласию и благословению отца Варнавы Василий и Ольга стали жить, как брат и сестра. Молитвы духовного отца помогали им устоять в этой решимости.

Молодой предприниматель всегда старался всемерно повышать уровень знаний и эрудиции. В 1895 году он стал действительным членом Общества для распространения коммерческих знаний в России и поступил на Высшие коммерческие курсы, организованные при обществе.

В 1905 году Василий Николаевич Муравьёв стал действительным членом Ярославского благотворительного общества — одного из крупнейших в России. Постоянными участниками общества являлись многие известные в то время иерархи и деятели Русской Православной Церкви, включая отца Иоанна Кронштадтского. Служение в обществе требовало от его членов не только материальной благотворительности, но и глубокой христианской любви к ближнему. В течение многих лет Василий Николаевич вносил свою лепту в добрые дела, совершаемые обществом. Многочисленные пожертвования Василий Николаевич старался совершать втайне от окружающих. Случалось, что он не раздумывая отдавал из дома последнее и при этом радовался несказанно.

В 1917 году для семьи Муравьёвых наступил новый период жизни. Мятеж и перемена власти лишили их торгового дела, и в этот период времени Василий Николаевич, свободный от мирских забот, как бы подытоживает прожитые годы, погружается в чтение творений святых отцов, изучение богослужебных книг, уединённую молитву.

13 сентября 1920 года В. Н. Муравьёв подал прошение в Духовный Собор Александро-Невской лавры с просьбой принять его в число братии. 29 октября 1920 года наместник лавры архимандрит Николай (Ярушевич) постриг послушника Василия Муравьёва в монашество с наречением ему имени Варнава в честь духовного отца, старца Варнавы Гефсиманского. Тогда же в Воскресенском Новодевичьем монастыре Петрограда была пострижена в монашество Ольга Ивановна Муравьёва с наречением ей имени Христина. Все имевшееся Муравьёвы пожертвовали на нужды обителей.

Вскоре брата Варнаву рукоположили в иеродиакона, поставив заведовать кладбищенской конторой. Послушание на кладбище доставшееся отцу Варнаве, было одним из наиболее сложных в обители. Страну охватило пламя междоусобной брани. В храмах Александро-Невской лавры отпевание следовало за отпеванием, панихида за панихидой. Провожать почивших, утешать родных и близких погибших… Это была первая школа духовного врачевания и наставничества, которую прошел будущий отец Серафим, вырицкий старец-утешитель. Активное участие принимал отец Варнава в деятельности Александро-Невского братства защиты святой православной веры

11 сентября 1921 года, в день усекновения главы святого Иоанна Предтечи — подвигоположника и покровителя монашества — митрополит Вениамин (Казанский) возвёл отца Варнаву в иеромонаха.

Служение отца Варнавы всегда отличалось неподдельной искренностью. Как вспоминают очевидцы, за Литургией лицо его озарялось духовной радостью, и не случайно, что на богослужения с участием иеромонаха Варнавы (Муравьёва) всегда собиралось множество народа. Все стремились послушать его проповеди, отличавшиеся простотой и доступностью. Сказывался многолетний опыт подвижничества в миру. Бывший петербургский купец хорошо знал жизнь людей разных сословий от простолюдина до утончённого интеллигента, их духовные нужды и затруднения. Именно в это время души многих верующих потянулись к простому и кроткому отцу Варнаве. Всё шире становился, круг его духовных чад, а у дверей его келий всё чаще стали появляться посетители, пришедшие за духовным советом и утешением.

Нелегко было монашествующим сохранять внутренний мир в это смутное время. Тем заметнее для всех в лавре были спокойствие отца Варнавы и его покорность воле Божией, удивительным образом сочетавшиеся с непреклонной решимостью следовать истине. В эти тревожные годы он стал настоящей опорой для братии, тяжко переживавшей как нападки на Церковь извне, так и внутрицерковные разделения и соблазны. Во всём: и в молитве, и на послушании, и в самоотверженном служении людям — подавал отец Варнава пример истинно монашеской ревности о Господе, трудолюбия и терпения. Отдавая безусловное предпочтение духовному, отец Варнава вместе с тем служил образцом собранного и скрупулезного ведения монастырских дел. Неудивительно поэтому, что в скором времени после описанных событий руководство и братия лавры решили избрать иеромонаха Варнаву (Муравьёва) членом Духовного Собора с назначением его на один из ключевых административных постов лавры — пост казначея.

В течение второй половины 1926 года архимандрит Сергий (Бирюков) стал готовить отца Варнаву к принятию послушания духовника. Перед тем как начать своё старческое служение, отец Варнава выразил желание облечься в великую схиму. При постриге он был наречён именем Серафим в честь преподобного Серафима Саровского, чудотворца, которому всеми силами стремился подражать отец Варнава в течение всей предыдущей жизни.

На поприще духовника Александро-Невской лавры иеросхимонах Серафим (Муравьёв) пребывал почти три года. Во время ежедневных многочасовых исповедей батюшке приходилось подолгу стоять на холодном каменном полу Свято-Троицкого собора. Главный храм лавры в ту тяжелую пору за недостатком дров почти не отапливался, и на стенах часто выступал иней. Постоянное переохлаждение, неимоверные физические и душевные перегрузки (сколько чужого горя принимал на себя старец!) постепенно дали о себе знать, и здоровье отца Серафима резко ухудшилось. Врачи признали одновременно межреберную невралгию, ревматизм и закупорку вен нижних конечностей. Боли в ногах усилились и стали невыносимыми. Настал день, когда отец Серафим просто не смог подняться с постели.

Медики настоятельно советовали выехать старцу из города в зеленую зону. В качестве климатического курорта была рекомендована Вырица. К лету 1930 года отец Серафим покинул город святого апостола Петра. Вместе с ним по благословению владыки в Вырицу отправились схимонахиня Серафима (в миру — Ольга Ивановна Муравьёва) и их двенадцатилетняя внучка Маргарита — юная послушница Воскресенского Новодевичьего монастыря. Они и прежде часто приезжали в лавру, навещая отца Серафима. Теперь уход за ним и забота о его здоровье стали главным их послушанием.

В то время, когда с куполов сбрасывали кресты, тысячами разоряли обители и храмы, когда в лагерях и тюрьмах томились десятки тысяч священнослужителей, Господь воздвиг в Вырице храм нерукотворный, живой — чистое сердце отца Серафима. В истории Церкви не раз случалось, что во времена самых жестоких гонений и упадка веры Господь посылал в помощь людям Своих особых избранников — хранителей чистоты Православия. Таким избранником в России 30-40-х годов стал святой преподобный Серафим Вырицкий.

Поначалу вырицкого подвижника посещали только самые близкие духовные чада, но вскоре к блаженному старцу вновь устремился нескончаемый людской поток. Ехали к нему богомольцы из северной столицы и других городов, стекались жители Вырицы и окрестных селений. В иные дни это были сотни посетителей, которые с раннего утра и до глубокой ночи «осаждали» келию старца. Часто приезжали целыми группами или семьями.

Обеспокоенные родные пытались оградить батюшку от излишних встреч, опасаясь за его и без того слабое здоровье, но в ответ подвижник твердо сказал: «Теперь я всегда буду нездоров… Пока моя рука поднимается для благословения, буду принимать людей!»

Для множества страждущих отец Серафим был благодетелем, который не только помогал духовно, но и практическими советами, устройством на работу, а также и деньгами через добрых людей. Благодарно принимая пожертвования от посетителей, старец зачастую сразу же раздавал их тем, кто терпел нужду. Сама жизнь старца была молитвою за весь мир, но она не удаляла его и от частного служения людям. Чем грешнее был человек, который приходил к отцу Серафиму, тем больше батюшка жалел его и слезно за него молился.

Подражая своему небесному учителю, вырицкий старец принял на себя новый подвиг. После переезда в дом на Пильном проспекте он молился в саду на камне перед иконой Саровского чудотворца. Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье старца. Первые свидетельства о молении святого Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 году, когда гонители обрушили на Церковь новые страшные удары. С началом Великой Отечественной старец усилил подвиг моления на камне — стал совершать его ежедневно. Известно, что в самой Вырице, как и было предсказано старцем, не пострадал ни один жилой дом и не погиб ни один человек. С первых дней войны отец Серафим открыто говорил о предстоящей победе русского оружия.

В последние годы отец Серафим был совершенно прикован к постели. В некоторые дни состояние здоровья батюшки ухудшалось настолько, что он даже не мог отвечать на записки, которые передавали через келейницу. Но как только наступало хотя бы небольшое облегчение, батюшка сразу начинал прием страждущих.

Святой преподобный Серафим Вырицкий отошел к вечности 3 апреля 1949 года, в день празднования воскрешения праведного Лазаря.

Отпевание отца Серафима отличалось редкой торжественностью. «Мы не прощались с батюшкой, а провожали его в жизнь вечную», — вспоминают многие. 1 октября 2000 года, на юбилейном Архиерейском соборе иеросхимонах Серафим (Муравьёв) был прославлен в лике преподобных Русской Православной Церкви.

Житие по книге: Филимонов В. П. Житие преподобного Серафима Вырицкого. СПб.: «Сатисъ», 2000. С. 4-71.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *